22 фев 10:10Общество

Работал оперативником, начал творить в тюрьме, отказался рисовать икону Максиму Галкину. Интервью с ульяновским иконописцем Александром КАРПОВЫМ


| Семен Мукин

Совместно с Министерством культуры стартуем целую серию рубрик, направленных на знакомство с нашими творческими личностями, самим процессом «культурного производства». В рубрике «Лица» мы сегодня поговорим с действительно необычным человеком. Дебютантом стал ульяновский иконописец с историей своего становления в необычной профессии художника-иконописца Александр Карпов.

— Расскажите о себе в режиме «анкеты».

— Закончил я военно-техническое училище в 1992 году, потом работал в правоохранительных органах и где-то в 28 лет поехал учиться в иконописную мастерскую. Сперва в Саратове, потом в Дивеево (Нижегородская область) учился почти три года, два года работал в Софрино. Женат, двое детей.

— Почему иконопись?

— С детства дружил с кистью. Дядя (Нуждов Анатолий Фёдорович) часто брал к себе в мастерскую Союза художников. Всё детство я провёл там. Все говорили, что у меня есть задатки, есть талант.
Работал оперативником, начал творить в тюрьме, отказался рисовать икону Максиму Галкину. Интервью с ульяновским иконописцем Александром КАРПОВЫМ

— Однако поначалу выбрали работу в органах!?

— Так сложилось. Работал оперативником уголовного розыска в Ульяновске. В 1997 году меня посадили на пять лет в колонию для бывших сотрудников правоохранительных органов в Саратовской области. Там я и начал писать. Писал картины, писал иконы — заказчиком было начальство. Однажды к нам приехал митрополит и увидел одну из моих недавно законченных икон. Поинтересовался, кто пишет. Владыка меня похвалил, и икону ему подарили. Начиная с 1998 года, у меня пошли заказы. После окончания тюремного срока митрополит пригласил в епархию. Там я жил и учился одновременно в двух иконописных мастерских. В общей сложности проучился 3-4 года.

— Если не секрет, за что был отбывали срок?

— Хищение железнодорожного полотна на подъездной к новому мосту. Дело ошибочное. Я входил в состав организации, которая официально занималась демонтажем старых рельс. Была такая заброшенная ветка в сторону Ишеевки, через старые сады. Вот мы 4 километра полотна и освоили. Только оказалось, что рельсы недавно положили, просто строительство моста тогда было заморожено. Было это в 1996 году. Рельсы-то обратно положили, но кого-то нужно было наказать, вот меня и наказали. Сначала в саратовскую колонию для бывших сотрудников, через год, после её расформирования, меня отправили в Нижний Тагил. Там, во время срока, я уже целый храм расписывал. Министр МВД построил его прямо на территории колонии с колокольней, куполами. Расписывал я его около трех лет.

— Вы продаёте картины, какая из них была самой дорогой?

— Заказывал частный коллекционер из Франции, заплатил около 20 000 евро.

— Как Вы распоряжаетесь деньгами, полученными от продажи работ?

— Десятую часть с каждой иконы я отдаю на благотворительность, остальное — на работу и жизнь.

— А какая работа далась тяжелее всего?

— Писал икону «Тайная вечеря», которая сейчас на Шолмова. Размер — 2х3 м. На неё ушло около трех месяцев. А самая тяжелая и долгая по времени — роспись храма в Болгарах. Работаю над ней уже семь лет. Там практически всё — начиная от резьбы алтаря до росписи потолков. И работы там ещё года на три.

— Какие сейчас у вас есть проекты, и что вы можете сказать про развитие иконописи в Ульяновске?

— Проектов много, только у нас в Ульяновске никому ничего не нужно, с тремя своими проектами я оббегал всех министров, каких только мог. В Петербурге, например, мне предлагают жильё и мастерские, чтобы я работал с молодёжью по иконописи и резьбе. В Казани ко мне на занятия приходило до ста человек — взрослые, пожилые, дети. Больше принять я физически не успевал, да и помещение не позволяло. Приезжал Минниханов (прим. ред. — президент Республики Татарстан), выделял деньги на материалы и предложил облагораживать районы. Сейчас там занимается около 3-4 тысяч человек. Отливают по моим эскизам столики, скамейки, ставят во дворы. То же самое происходит в Ижевске, Самаре. Нашим же вообще ничего не надо. У меня куча писем нашим чиновникам. Губернатор Ульяновской области также обо мне знает. Мне говорят, что этим должна заниматься патриархия, но у них своих проблем и направлений куча. Сейчас, к примеру, развивают журналистику. Епархия, в свою очередь, мне говорит: «Ты займись», но я не могу этим заниматься, я могу только организовать и встать у истоков, приобщить людей. А желающих море. И даже не факт, что человек этому обязательно научится, но если приобщится, это изменит его взгляды на жизнь. Одна девочка проработала 8 лет. Когда пришла – будущего у неё не было — жуткая бедность. А сейчас дома пишет картины на заказ. Всё меняется у человека, в первую очередь, появляется включенность, занятость. Я уже просил просто помещение мне дать, говорил, что не надо денег, я сам всё организую, не хотите православие развивать, тогда пусть мусульмане приходят, я их буду учить. Людей нужно занять.

— Привычная для нас ситуация: все сложно. Что Вас вдохновляет?

— Тут только самому вдохновляться нужно. Нужно понимать, что то, что мы создаём, останется на века. В ульяновском союзе 160 художников, картина не так ценна — её при переезде можно снять со стены, поставить за шкаф и забыть. Икона – совсем другое дело, к ней человек относится гораздо трепетнее. Мне лично льстит, что мною восемь храмов и три собора расписаны, да и в процессе удовольствие получаешь. Картины можно рассматривать, обсуждать, осуждать. Иконы не обсуждаются. Священник может вообще не разбираться в живописи, но если я принёс ему икону и он просто молча смотрит на неё, то и этого достаточно. А весь профессионализм написания заключается в том, что один художник может писать 2-3 месяца, а я могу написать икону за два дня просто потому, что я чётко понимаю, как и что нужно делать.

— Чем отличаются Ваши иконы от других?

— Перед тем, как начать писать, я много читаю о тех, кого буду писать. С образами всё строго, отклонения допускаются только в цветах, сам образ искажать нельзя. Это художники могут одного и того же человека по-разному написать, поэтому ни один художник никогда не сможет стать иконописцем, он будет подчёркивать детали анатомии как его учили. А иконописцы — это ремесленники, они творят интуитивно. Так и должно быть.

— Много заказчиков помимо церкви?

— Много, заказывают в подарок, заказывают знакомые, заказывают именные иконы, даже администрация города Ульяновска заказывает. На фейсбуке я даже сообщения не открываю, чтобы людям не отказывать, там уже штук 500 висит.

— Заказывают ли первые лица города?

— Практически все. Сергею Ивановичу Морозову на 60-летний юбилей заказывали.

— Слышал о странной практике. Кто-то заказывает картины с собой в образе святых?

— Многие, но я отказываюсь. В прошлом году заказывали от Максима Галкина. Нужно было написать его в образе Георгия Победоносца. Ну я, по понятным причинам, отказал, сказал, что в образе Наполеона на коне – возьмусь, если цена устроит.

— Как проводите свободное время?

— У меня его нет. Работаю ежедневно с 8 утра.

Роспись потолка алтаря в храме Св. Муч. Авраамия г.Болгары (Татарстан)

— Что можете посоветовать нашим читателям почитать-посмотреть?

— Фильмы смотрю только исторические, или смотрим детский канал, а все книги – это иконописные справочники.

— Что нужно изучить начинающему иконописцу в первую очередь?

— Ничего особенного. Ко мне приезжает учиться женщина с Верхней Террасы, ей 45 лет, трое детей. Приезжает два раза в неделю на 2-3 часа. Она к искусству вообще отношения не имела, но уже через 3-4 месяца занятий подаёт надежды. Зарабатывать на этом, конечно, не будешь — я начал зарабатывать только после 10 лет работы. Первые деньги я получил от отца Георгия, из храма, что на Шолмова. Всё, что там в храме есть, делал полностью я. Новый храм на Аблукова сейчас оформляю.

-От всех наших читателей пожелаем вам удачи и успехов. Спасибо за вашу работу.



Загрузка...

— Расскажите коротко о себе. — Закончил

— Расскажите коротко о себе. — Закончил
| Семен Мукин — Расскажите коротко о себе. — Закончил я военно-техническое училище в 1992 году,  потом работал в правоохранительных органах и, где-то в 28 лет, поехал учиться в иконописной мастерской. Сперва в Саратове, потом в Дивеево (Нижегородская область) учился почти 3 года, 2 года работал в Софрино. Женат, двое детей. — Как вы пришли к иконописи? — С детства дружил с кистью. Дядя (Нуждов Анатолий ... ПОДРОБНЕЕ →

В центре Москвы из мастерской художника украли куски бронзы

В центре Москвы из мастерской художника украли куски бронзы
Правоохранительные органы Москвы разыскивают неизвестных злоумышленников, ограбивших расположенную в центре города мастерскую художника. Не обнаружив дорогостоящих картин, преступники вынесли из помещения 5 кусков бронзы. Согласно версии московских следователей, неизвестные злоумышленники обнесли мастерскую местного художника, надеясь заполучить дорогостоящие картины. Однако в день взлома в творческом помещении ... ПОДРОБНЕЕ →

Памяти товарища

Памяти товарища
13 сентября 2017 скончался известный ульяновский общественный деятель, русский изобретатель и писатель Щербаков Евгений Федорович. Родился в мае 1939 г. в с. Потодеево Наровчатского района Пензенской области. Окончил Беднодемьяновский техникум механизации и электрификации сельского хозяйства в 1957 году. Работал мастером производственного обучения в Государственном техническом училище в г. Каменке Пензенской ... ПОДРОБНЕЕ →

На 68-м году жизни скончался член Союза художников России, график, плакатист Анатолий Сергеев

На 68-м году жизни скончался член Союза художников России, график, плакатист Анатолий Сергеев
Правление Ульяновского регионального отделения ВТОО «Союз художников России» сообщило, что 2 сентября на 68 году жизни скончался член Союза художников России, график, плакатист Сергеев Анатолий Борисович. Сергеев Анатолий Борисович родился в 1950 году и вырос в Ульяновске. Он окончил художественно-графическое отделение в Ульяновском педагогическом училище №1 в 1973 году. Работал художником в Доме культуры города ... ПОДРОБНЕЕ →

Получает энергию от земли — и начинает рисовать

Получает энергию от земли — и начинает рисовать
В регионе в рамках Международного культурного форума ежегодно проходит ассамблея художников под названием «Пластовская осень». Корреспондент «МГ» встретился с одним из кураторов пленэра, ульяновским художником Иреком Нуртдиновым. Нарисовал Хрущева Ирек Харисович родился в глухой деревне Пермской области. Рисовать начал рано. – Тогда я даже не знал, что есть художники. У нас дома был химический карандаш... ПОДРОБНЕЕ →
По материалам: ulpressa.ru
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *